str_ter (str_ter) wrote,
str_ter
str_ter

Categories:

Неоготика в Калининграде

От подлинной готики Кёнигсберга, да и от неоготики немногое осталось. Все знают об английской бомбардировке 1944 года, совсем скоро будет ее 75-я годовщина. Столетия труда, вложенного в строительство города и тысячи жизней тогда обратились в прах. Трудно сказать, что было бы, если бы Кёнигсберг не стал Калининградом. Наверное, многое было бы восстановлено. Но в истории нет никаких "если бы", поэтому смотрим на то, что имеем с народным экскурсоводом Светланой Мусаневой-Дятловой. Как и полагается, путь наш начинается от городских ворот.
Бранденбургские ворота — единственные в Калининграде, которые до сих пор выполняют своё прямое назначение.


"Датой постройки ворот принято считать 1860-1861 годы, но есть сведения и о том, что они были возведены в 1657 году из дерева, а в XIX веке ветхое строение «заменили» массивной кирпичной постройкой. Ворота получили своё название от орденского замка Бранденбург, руины которого находятся в посёлке Ушаково Гурьевского района.
Проект кирпичных ворот разработал придворный архитектор Август Штюлер ― автор большинства кёнигсбергских ворот. Проекты Штюлера сохранились в копиях и находятся в Государственном тайном архиве Прусского культурного наследия в Берлине. Чертёж Бранденбургских ворот показывает городскую и полевую стороны с декоративными фронтонами. «В круглых полях фронтонов вместо розеток могли бы найти достойное место медальоны известных полководцев», ― указывал Штюлер в примечании.
В 1875 году Бранденбургские ворота реконструировали, и они приобрели тот вид, в котором знакомы нам сегодня. Новый проект предусматривал два проезда вместо одного. Были в нём и медальоны, о которых упоминал в своём чертеже Август Штюлер. Но попавшие в них портреты военных генералов Германа фон Бойена и Эрнста Людвига фон Астера― не те, что предусмотрены в последнем проекте. О происхождении этих портретов остаётся только догадываться. Возможно, они были сняты с предшествующего строения: годы смерти генералов ― 1855 и 1848 ― не противоречат этому. А может быть, их изготовили специально для новых ворот, решив отклониться от первоначального проекта...
По сравнению с остальными воротами Второго вального укрепления Бранденбургские, пожалуй, можно назвать наиболее ярким объектом в стиле неоготики. Два проезда завершаются арками, над которыми высятся треугольные фронтоны. По краям они украшены стилизованными цветками ― так называемыми крабами, а сверху ― крестоцветами. «Внутри» фронтонов с городской стороны располагаются те самые загадочные медальоны с портретами Бойена и Астера. С полевой же стороны внутри медальонов изображены гербы." (отсюда)

Светлана рассказывает не только об архитектурных особенностях, но и о людях, связанных с теми зданиями, которые мы осматриваем. Правда, текст о Людвиге Астере я взяла из Википедии. У него была сложная карьера, он служил и в саксонской, и в русской армии, я взяла только фрагмент.
"Астер Эрнст Людвиг фон (5 октября 1778 года - 10 февраля 1855 года)
Выдающийся немецкий военный инженер, генерал от инфантерии (1842), шеф корпуса прусских военных инженеров в 1837-1849 годах, член Государственного совета Пруссии с 1837 года.
В 1814 году Астер поступил в русскую службу, но оставался в ней недолго и в 1815 году перешёл на прусскую службу, где был назначен начальником штаба 2-го армейского корпуса и принимал участие в сражениях при Линьи и Ватерлоо.
Вернувшись в Пруссию, он занялся исключительно военно-инженерным делом — постройкой крепостей; среди его наиболее крупных проектов — полная перестройка крепостных сооружений Кёльна в 1816 году, за которую он был произведён в генерал-майоры. С большим энтузиазмом приводил он в исполнение те свои идеи, которые в 1814 году он изложил в особой записке о системе укреплений Северной Германии: не связывать себя никаким шаблоном, но применять каждую систему укрепления, если она отвечает обстановке; тщательно применяться к местности и так, чтобы укрепления усиливали её сильные стороны и ослабляли значение слабых; минимальный гарнизон, но подготовка поля для развертывания больших масс в нужном направлении. Вот сущность системы Астера.
Астер был автором проекта строительства Второго вального оборонительного обвода Кёнигсберга, строительство которого велось с 1843 по 1860 год.  До наших дней сохранилось семь городских ворот, оборонительная казарма Кронпринц, оборонительные башни Дона и Врангель, равелины и бастионы."

По дороге к нашему следующему объекту, кирхе Святого семейства, узнаём, что на улице Подполковника Половца (Хабербергер Щульштрассе)
до войны было 5 школ и один детский сад.

На этой улице хорошо сохранилось старое мощение из гранитных плит. “Шарлоттенбургские” плиты были гладко обтёсаны сверху, однако их нижнюю часть оставляли необработанной, отчего она немного напоминала отвисший живот толстой свиньи. За это сходство сами берлинцы шутливо называли такие тротуарные плиты “свиными брюхами”.

Вот здесь целая поэма написана о том, как мостили улицы. И никогда раньше мы не обращали внимания, что только на Краснооктябрьской (часть Кайзер Штрассе ( Kaiserstraße ) и часть Хофманн Штрассе) мощение в два "свиных брюха". Кстати, мы ходим по району Хаберберг, и знаю я, что это Овсяная гора, но благодаря Светлане наконец-то осознала, откуда название: Замок, рыцари, много лошадей. Лошадей кормят овсом, а овес выращивали на овсяных полях, которые в этой части города и находились:)

Мы как бы постепенно готовимся к встрече, смотрим с разных ракурсов.

Что отличает эту кирху от всех остальных храмов - она сориентирована не с запада на восток, а с юга на север. Ну просто именно таким был свободный участок среди плотной застройки.

Если говорить точно, мы идем к Концертному залу областной филармонии. «Он располагается в здании бывшей немецкой кирхи «Святого семейства», возведенной  в Кенигсберге в районе Оберхаберберг архитектором Фридрихом  Хайтманом (1853-1921). Время строительства – 1904-1907 гг.
     Католическая церковь была построена в неоготическом стиле. Она стала самым значительным творением Хайтмана. В её оформлении  много от того духа, который он  постигал, изучая  старинные  готические  храмы Восточной Пруссии  и вырабатывая свой собственный неповторимый стиль, особый творческий почерк.
     Кирха Святого Семейства - одна из немногих симметричных в плане церковных зданий  Хайтмана.  Неудержимая динамика,  устремленность вверх,  в  небеса,   в сочетании с основательностью  и «земной» убедительностью объемов   придают неповторимое очарование всему  творению Хайтмана.
      Говорят, что когда Хайтман работал над чертежами, рядом с ним всегда была Библия. Он полагал, что церковь Святого семейства должна быть семейным домом, в котором царил бы дух Христа и его земных родителей. Поэтому в кирхе никогда не проводились панихиды, а только обряды крещения и венчания. Между прочим, место, где Хайтман задумал построить кирху, было чем-то вроде скотного рынка. И архитектору не раз указывали на этот диссонанс. Но он был настойчив: "Сдаётся мне, говорил он, что осла, доставившего Марию с Сыном в Египет, Иосиф купил  именно на таком же торжище".
     У кирхи Святого семейства было и другое название – Катеринен Кирхе, по названию госпиталя святой Катарины, который располагался недалеко от церкви. В кирхе Святого семейства сразу после её освящения установили специальный день молитвы за всех болящих. Поминали здесь и тех, кого врачи не сумели спасти. Служители церкви наведывались в больницу и устраивали выносные трапезы – всё, что приносили в церковь прихожане, отдавалось на больничную кухню.
   В 1939 г. в кирхе Святого семейства должен был открыться класс органной игры. Записались 8 мальчиков. Но, по иронии судьбы, никто из них не стал не то, чтобы органистом, но даже музыкантом. Зато все, как один, стали солдатами Третьего Рейха и погибли.

Кирха Святого Семейства – одно из немногих зданий, частично сохранившихся после штурма Кёнигсберга. От полного разрушения церковь спасло то, что она находилась в плотном кольце жилых построек. Весь удар приняли на себя окружавшие её здания. После войны под стрельчатыми сводами храма находили временный кров переселенцы, потом этот перевалочный пункт превратили в склад. Рассказывают, что советские солдаты обнаружили в подвалах кирхи большие запасы вина, воды, галет и детских игрушек.  В послевоенные годы  кирха  была частично  отремонтирована  и  использовалось под различные нужды  городского  хозяйства Калининграда."   (отсюда)

И кирха – филармония связана с человеком. Инициатива  превращения  этого и других памятников истории и архитектуры города  в  учреждения культуры  принадлежит  Виктору Васильевичу Денисову – главе Калининграда (председателю горисполкома с 1972 по 1985 год). Мемориальная доска на стене напоминает об этом. К великому сожалению, при нем же была взорвана Кирха Лютера в Хаберберге (нем. Lutherkirche) — последнее творение Фридриха Хайтманна.

Сохранились два соседних дома. С одного из них сбиты все довоенные "архитектурные излишества", второй выглядит вот так:

Такое впечатление, что этот "букет" откуда-то перенесли, едва ли им украсили забор при строительстве.

Ходят слухи, что будут заменять решетки ливневки и крышки люков канализационных колодцев, поэтому всегда фотографируем, когда видим. Но здесь "настоящая" только рама, а двустворчатая шарнирная решетка заменена на обычную.

"Госпиталь Святого Георга основан 3 сентября 1329 года как лепрозорий по распоряжению великого магистра Тевтонского ордена Вернера фон Орзельна. Первым местом расположения госпиталя стал дальний пригород Альтштадта, одного из городов — составных частей будущего Кёнигсберга. Хотя госпиталь и принадлежал городу Альтштадту, но располагался в принадлежавшем Кнайпхофу новом пригороде — Форштадте, на дальней его окраине. Возникает резонный вопрос: зачем было нужно организовывать госпиталь так далеко от города? Ответ прост: это была не простая лечебница, а лепрозорий — место для больных проказой, которых в Средневековье старались держать подальше от города. Тевтонский орден относился к заражённым очень гуманно и стремился обеспечить им сносные условия.
13 апреля 1455 года восставшие кнайпхофцы сожгли Форштадт с госпиталем и по акту капитуляции 14 июля освобождались от его восстановления. В 1531 году в ходе Реформации, проводимой Альбрехтом Гогенцоллерном, поскольку число прокажённых заметно сократилось по сравнению с предыдущим временем, лепрозорий был упразднён — и госпиталь стал приютом-монастырём для престарелых. Здания монастыря неоднократно уничтожались огнём. Так было в 1433, 1520 (польскими войсками), 1550 (сгорело 100 домов в Форштадте, включая госпиталь), 1775 (восстановлен только в 1786 году) и 1811 годах, но после каждого пожара здания восстанавливали. Со временем назначение госпиталя поменялось, и он превратился из монастыря для престарелых в лечебное учреждение и орган попечительства. При госпитале Святого Георга существовала школа, в которой в 1730—1732 годах учился Иммануил Кант.
К концу XIX века многочисленные маленькие домики, составлявшие госпиталь, больше не соответствовали техническим и медицинским требованиям. Поэтому было спроектировано новое здание. Проект создал городской строительный мастер Вормс. В своём проекте Вормс отказался от строительства монастырской церкви, восстанавливаемой после каждого предыдущего пожара. В 1894 году было начато строительство госпиталя, и длилось оно три года. Здание из красного клинкерного кирпича в стиле неоготики было торжественно открыто в 1897 году на Turnerstraße, 4 (ныне улица Мореходная). После окончания строительства здание госпиталя Святого Георга стало самым большим монастырским сооружением в Кёнигсберге."

«Во время бомбардировки Кёнигсберга здание госпиталя существенно пострадало. Война не пощадила мансарду, украшенную готическими фронтонами. Были разрушены многие несущие конструкции, выгорели внутренние помещения. Здание лишилось своей лёгкости и устремлённости вверх, вид стал более утилитарным. В 50-е годы ХХ века в ходе восстановительных работ фасад упростили: убрали фронтон и фигурные надстройки над крышей, самую высокую крышу сделали пологой, ликвидировали две лестничные клетки, а жилые помещения переоборудовали под классы. И только две башни по-прежнему напоминают о былом великолепии этого красивейшего здания Кёнигсберга.» (отсюда)

"В бывшем госпитале разместилось Калининградское мореходное училище. Напротив госпиталя на Turnerstraße, 4 (ныне улица Мореходная) находятся две бывшие школы: Зельке-школа и Трибукайт-школа. Обе представляли собой вытянутые в длину трёхэтажные здания; они хорошо сохранились до наших дней, но утратили фронтоны и надстройки над крышей. Сейчас оба этих здания используются Калининградским морским рыбопромышленным колледжем."
И опять - личность, имя. В 1917 году в госпитале Святого Георга в Кёнигсберге лечился Рихард Зорге, который через годы стал легендарным советским разведчиком.
Заканчивается наша прогулка у Кафедрального собора, или Домского собора Богоматери и Святого Адальберта. Вот о нем я писать не буду, потому что отношусь к его существованию как к осуществившемуся чуду, на которое, казалось бы, нельзя было и надеяться. Простоявший в руинах до 90-х годов и всё-таки восстановленный - разве это не чудо?



А прочитать и посмотреть много фотографий можно, например, здесь и здесь
Tags: городские прогулки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments